Пятница, 22.11.2019, 05:13
Приветствую Вас Гость

16:09
Алексей Славин. О семье и рынке

Без прошлого нет будущего, как без фундамента нет и не будет стен, крыши и, увы, даже самого изящного французского балкона.

В нашем же случае переоценка, вдумчивое изучение опыта и наследия прошлого важны не только для оздоровления народного сознания и восстановления исторической справедливости. Есть мнение, в нашем социалистическом прошлом заложен и мощнейший потенциал будущего развития.

Неизменно забавляют дискуссии с убеждёнными идейными либералами-антисоветчиками. Ты ему про Фому, он тебе про Ерёму. Ты ему – о том, что наша история, как минимум, не была сплошной цепочкой мерзостей и преступлений, он тебе – по сотому разу про сталинские репрессии. Ты ему – о том, что жертвы на алтарь развития и благополучия Родины приносились всегда и везде, он тебе ехидно – «Да-да, слышали, в Америке негров линчуют», и снова, как кликуша, о сталинских репрессиях. Ты ему – факты, он тебе – чёрные мифы. Что характерно, ни ответить на простые вопросы, ни привести мало-мальски пристойную альтернативу реальному развитию исторических событий идейный либерал категорически не в состоянии.

Немудрено, ведь для ведения публичной полемики недостаточно одного горячего сердца, ещё нужен холодный разум и, желательно, чистые руки. Да-да, как у правильного чекиста. Не говоря уже о том, что «ужасам сталинизма» была только одна реальная альтернатива – встреча на Урале германо-японских союзников не позднее 1942-го года. Со всеми неутешительными для советских людей последствиями.

Можно, конечно, продолжить сравнивать «тогда» и «теперь».
Например, как в одном случае, начинается страшная война, на родную землю приходят палачи-оккупанты, не считающие соотечественников за людей. Что делает суровый диктатор? Суровый диктатор мобилизует сограждан на защиту Родины, среди прочих отправляя на фронт и своих родных сыновей. А ещё пашет по 16 часов в сутки, организуя эвакуацию, оборону, потом – наступление и, как результат, – Победу.

В другом случае где-то далеко некая большая и сильная держава оккупирует страну поменьше и победнее. Что делает пламенный либерал? Пламенный либерал отважно разоблачает умершего полвека назад сурового диктатора. Ну и по ходу дела отправляет сограждан на другой конец света поддержать агрессора, рискуя своими жизнями. В то время как его собственные дети учатся в престижном колледже за границей, подальше от «этой ужасной страны» и населяющего её «тупого злобного быдла».

Умирает суровый диктатор и оставляет: родным – стоптанные сапоги и трубку, народу – великую державу. Умирает пламенный либерал и оставляет: родственникам – миллиарды на оффшорных счетах, виллы, яхты, народу – руины всего, до чего смог дотянуться при жизни.

Да, сравнивать можно долго. И ещё дольше можно спорить об оправданности жертв, ошибках и достижениях, преступлениях и подвигах. Однако, как справедливо заметил видный российский социолог Сергей Кара-Мурза, спорить можно ровно до тех пор, пока предметом спора не становятся базовые, фундаментальные ценности. Если доходит до них, спор теряет всяческий смысл, остаётся только договариваться о правилах дальнейшего сосуществования с минимальными неудобствами для обеих сторон. При всём желании не получится убедить человека в том, что человеческая жизнь ценнее самых красивых вещей, если он приемлет обратное.

Тем не менее, без прошлого нет будущего, как без фундамента нет и не может быть стен, крыши и, увы, даже самого изящного французского балкона. В нашем же случае переоценка, вдумчивое изучение опыта и наследия прошлого важны не только для оздоровления народного сознания и восстановления исторической справедливости. Так, известный российский общественный деятель Сергей Кургинян недавно в очередной раз озвучил распространённое мнение – в нашем социалистическом прошлом заложен мощнейший потенциал развития общества в будущем. Потенциал развития на несколько веков вперёд. Потенциал развития без разделения отдельных людей и целых народов на высшие и низшие, без вопиющего социального расслоения, без мировых экономических кризисов и мировых же войн. Особенно важным становится наше наследие с учётом того, как год от года всё очевиднее проявляют свою несостоятельность пути развития, альтернативные социалистическому.

Об этом и попробуем поговорить. Для начала, об основе – экономике.

Последние двадцать – двадцать пять лет нам усиленно навязывают примерно такую точку зрения. Рыночная экономика – это единственно верный путь развития цивилизации, основы её происходят из самой природы, они естественны и универсальны. При этом нас постоянно отсылают к классикам западной (преимущественно англо-американской) экономической мысли. Как будто эти самые классики были непогрешимыми богами, а не самыми обычными (хоть и весьма неглупыми) людьми. Люди же склонны заблуждаться, а иногда и злонамеренно передёргивать, манипулировать фактами, заниматься демагогией. Да и на родине этих самых классиков, вроде, вполне достаточно критиковали, указывая на слабость теоретических построений, на притянутые выводы, на базу, построенную скорее из допущений, чем из объективных фактов. Но несмотря на это, нам категорически утверждают – истина именно за ними. Рыночная экономика – естественная и единственно верная форма хозяйствования. А всё остальное – наивные фантазии, а то и вовсе мерзкая ересь и уродливые мутации.

Тем не менее ещё задолго до идеологов западного капитализма древнегреческий мудрец Аристотель выделял два принципиально разных подхода к ведению хозяйства. Собственно экономику, целью которой является удовлетворение насущных потребностей и создание средств, необходимых для поддержания хозяйства. И хрематистику, имеющую цель принципиально иную – извлечение прибыли. Впоследствии первый подход получил название социалистического, второй – капиталистического или рыночного.

Советский Союз был государством-семьёй. Нет-нет, не в том смысле, что все советские люди друг друга яростно любили и жили исключительно душа в душу. В плане формы хозяйствования.

Во всякой нормальной семье ведение совместного хозяйства построено на нерыночной основе. Ведь с точки зрения извлечения прибыли, например, абсолютно неэффективно содержание детей и стариков. Тем не менее, нормальные люди всё равно заводят детей и помогают по мере сил престарелым родителям. В нормальной семье в первую очередь обеспечивается самое необходимое для всех, а уже потом, если останутся ресурсы – те или иные излишества. Сначала выполняются коммунальные платежи, наполняется холодильник, покупаются лекарства бабушке и учебники сыну, и только после – новые телефоны, плазменные панели, машины и путёвки в тёплые края. Таким образом прибыльные отрасли хозяйства (работающие мама и папа) дотируют и уравновешивают отрасли заведомо убыточные, но оттого не менее нужные (дети-школьники и старики-пенсионеры).

Что же такое социалистическая экономика? Ни что иное, как то же самое семейное хозяйство, только уже в более крупном масштабе.

Например, есть более-менее крупное промышленное предприятие. Предприятие закупает сырьё или полуфабрикаты, из которых производит готовую продукцию. Продажа готовой продукции приносит некий доход. При добросовестном подходе к управлению этот доход тратится на зарплату рабочим, приобретение нового сырья, амортизацию оборудования, обучение будущих молодых специалистов, оплату налогов, на развитие и расширение производства. Если в итоге что-то остаётся, возможны варианты. При капиталистическом подходе этот остаток идёт на обогащение собственника предприятия. При социалистическом – на содержание собственной социальной инфраструктуры – обеспечение работников жильём, содержание разнообразных кружков и спортивных секций, клубов и домов культуры, детских садов, школ, поликлиник и санаториев. Иными словами, на поддержку заведомо убыточных, но необходимых работникам социальных институтов.

Если взять ещё более крупный, государственный масштаб, снова получаем те же принципы. При ограниченном количестве доступных ресурсов в первую очередь покрывались расходы на здравоохранение, образование, науку, оборону, ЖКХ, развитие промышленности и сельского хозяйства, на другие важнейшие потребности. Что оставалось – тратили на излишества. Правда, оставалось совсем немного. Потому и с излишествами было напряжённо – продвинутая бытовая электроника, личные авто, икра и модные заграничные шмотки были не в каждой семье. Но учитывая, что предки советских людей в массе своей веками не видели и минимально необходимого, недовольных было мало. Всяко, пока господствующая идеология убеждала население в том, что независимость страны, долголетие стариков, здоровье и образованность детей, культура и творческий труд на общее благо важнее, чем личный импортный магнитофон, подержанная иномарка и иллюзия возможности быстрого и лёгкого обогащения. Отсюда же наши былые успехи в фундаментальной науке, мощные вооружённые силы, первый полёт человека в космос и многие другие достижения.

Была ли альтернатива такому подходу? Разумеется. Собственно, воплощение именно такой альтернативы мы и наблюдаем вокруг уже больше двадцати лет. Называется она периферийным капитализмом, обществом потребления, постмодерном и другими нехорошими словами.

Возвращаясь к нашему примеру с семьёй, это будет выглядеть примерно так. Молодые папа и мама, обеспечивающие основу семейного бюджета, ни в чём себе не отказывают – вкусно кушают, модно одеваются, раз в год меняют машины, раз в полгода выезжают на престижные курорты. В это время бабушка перебивается с хлеба на воду и чахнет на глазах, потому что на лекарства денег не хватает, вся небольшая пенсия уходит на покрытие бабушкиной доли в квартплате. А дети-школьники и вовсе голодают, ходят в обносках, спят в коридоре на коврике и вместо учёбы целыми днями клянчат милостыню у добрых прохожих в подземном переходе. Ведь им никто ничем не обязан, ведь рынок и конкуренция. Зато у каждого члена семьи есть право голоса – кто на будущей неделе будет главным: папа или мама.

А если при этом папа и мама сами не работают, а только распределяют уже добытые ресурсы? Ну, например, милостыню, собранную детьми. Или дедушкино наследство. А в свободное от делёжки время рассказывают голодным детям о том, каким упырём и тираном был покойный дед. Который безжалостно заставлял папу чистить зубы, носить зимой шапку, учиться на пятёрки и помогать по хозяйству, да ещё строго наказывал за капризы и непослушание. При этом ловко опускают тот факт, что вместе с тем и сам папа, и все четырнадцать его братьев-сестёр всегда были сыты, одеты, обуты и никому не давались в обиду.

Казалось бы, страшнее, абсурднее картину и представить трудно. Но как это всё знакомо, не так ли?

Да, советская экономика была семейным хозяйством не нью-йоркского банкира, а простого работяги. Да, работяга наш жил в глухой и опасной северной тайге, а не на Лазурном берегу. Да, проживал он со своим беспокойным семейством отнюдь не во дворце, а скорее в неказистой, но прочной избушке.

Но разве из-за этого он теряет право на жизнь? Разве из-за этого нужно рушить в лютый мороз его жилище, не дав ничего взамен кроме красивых, но пустых обещаний?

Пусть наш работяга был временами излишне суров с домашними, пусть выпивал и не всегда ладил с соседями, но в целом был мужиком неглупым и хозяйственным. И семью свою любил и берёг, как умел. Но вот он состарился, и главным в семье стал его сын. Который пожил в большом городе, получил неплохое образование, не в пример отцу. Сын, который модно одевается, предпочитает суши бабушкиным щам, и воротит нос от всего родного. Который стремительно растратил отцовские сбережения на удовлетворение своих личных капризов и амбиций, позабыв о нуждах родных. Который даже не думает браться за голову, заводить свою семью и приводить в порядок заброшенное отцовское хозяйство. Стало ли от этого кому-то лучше?

Так вот, мы свою избушку разрушили. По собственной ли дурости, поведясь ли на лукавые уговоры завистника-соседа – не важно. А теперь сидим тесным кружком у костра, разведённого из обломков родного жилища, чтобы хоть немного согреться в зимнюю стужу. Обломков всё меньше, а мы всё сидим. И рассуждаем. Был ли прав дедушка, построивший избу? Надо ли было её ломать, только потому, что она не дворец?

А главное – что делать дальше. Греться дальше, пока не догорят обломки? Искать счастья на чужбине? А может, строить новое жилище на земле предков, учтя их опыт, ошибки и достижения?


По материалам сайта DELFI.LV

http://rus.delfi.lv/news/daily/versions/aleksej-slavin-o-seme-i-rynke.d?id=37599727
Просмотров: 1311 | Добавил: Каршин | Теги: либерализм, рынок, тиран, социализм, семья, сталинских, Капитализм | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]