Пятница, 22.11.2019, 06:11
Приветствую Вас Гость

23:26
Время Че

на фото: советский космонавт Юрий Гагарин и кубинский революционер Эрнесто Гевара
Эрнесто Гевара родился 14 июня 1928 года в аргентинском городе Росарио, в семье архитектора ирландского происхождения Эрнесто Гевары Линча (1900—1987). По матери — донье Селии де ла Серна ла Льоса (1908—1965) — Че Гевара имел испанские корни. И был одним из потомков Хосе де ла Серны. Селия унаследовала плантацию херба-матэ(парагвайский чай) в провинции Мисионес. Улучшив положение рабочих (в частности, начав выплачивать им зарплату деньгами), отец Че вызвал недовольство окрестных плантаторов, и семья была вынуждена переселиться в Росарио, в то время — второй по размеру город Аргентины, открыв там фабрику по переработке чая херба-матэ. В этом городе родился Че.

                                      ВРЕМЯ ЧЕ

В 1962 группа аргентинцев, прибывшая на Кубу для участия в праздновании 1 мая, и те аргентинские товарищи, которые переживали бок о бок с кубинцами первые годы напряженной работы после победы Революции, обратились к Команданте Эрнесто Че Геваре с просьбой присутствовать на мероприятии 25 мая, по случаю празднования Дня Независимости Аргентины. Для проведения вечера был выбран центр Рио Кристал. В программе праздника планировались: традиционное аргентинское асадо (жареное мясо), мате (традиционный напиток Аргентины); гитары, танцы, песни пампы (аргентинских степей), ленты цвета национального флага: голубого и белого¼.

Че настолько загорелся этой идеей, что праздник получился еще более массовым. В нем приняли участие от 300 до 400 человек, как аргентинцев, так и кубинцев, а также артисты из обеих стран.

Тот праздник приобрел особую важность благодаря речи, произнесенной Че, которая была названа настоящей политической симфонией континента, прозвучавшей с территории первой Социалистической Революции западного полушария.

Слова, произнесенные Героическим Партизаном, были собраны в небольшую брошюрку его аргентинскими товарищами. Таким образом, публикуя их сегодня в «Гранме», (24 мая 2010 г.) мы приоткрываем завесу над мало известными материалами, и в то же время отдаем дань уважения нашего народа к этой дате, 25 мая, Дню Двухсотлетия Независимости Аргентины.

Дорогие соотечественники со всей Америки, дорогие земляки, с которыми мы сегодня празднуем один из наших национальных праздников:

Этот момент, который мы столько раз переживали в течение своих жизней, сегодня приобретает особое значение, особый оттенок и звучание. Именно здесь, в другой стране Америки, в новых условиях для Америки, празднуем мы сегодня в очередной раз 25 мая. В этот раз мы не слышим обычные речи и не звучит всегдашнее хвастовство, пустые слова, с помощью которых очередные представители власти пытаются изобразить, что они причастны к достижениям прошлого. 25 мая здесь на Кубе имеет для нас особые черты, настолько, что сейчас аргентинец, иностранный глашатай, от лица кубинского правительства приветствует всех вас и передает вам поздравление от нашего правительства.

Это новые условия Америки, условия, которые вырабатывались с течением времени, которые вели к новой Эре, переживаемой нами сейчас, новой исторической реальности, в которой Кубе принадлежит особая роль зачинателя. Поэтому говоря об освободительных движениях, вспоминая старые подвиги, имевшие место в наших войнах за независимость, мы просто обязаны сказать о сегодняшней Кубе, потому что эта Куба сегодняшнего дня является воплощением давних усилий народных масс отвоевать себе свободу раз и навсегда, усилий, которые даже Кубе пока не увенчались полным успехом, поскольку борьба еще не окончена, еще не истреблены старые экономические модели, притесняющие нас, еще не решены все проблемы, связанные с зависимостью от иностранного капитала, в первую очередь от североамериканских монополий. Мы должны защитить свободу и благоденствие нашего народа, которые достигли за эти годы борьбы.

25 мая 1810 г. обозначило для Америки еще один возглас, прокатившийся в те времена по разным странам. Испанская монополия подходила к своему концу и во всех концах Америки народы пытались отвоевать свою свободу. В Боливии подобный призыв прозвучал за год до этого. В другом конце Америки тоже началась борьба за свободу. Тот возглас 25 мая 1810 г. был не первым и не последним. В то же время он имел особую ценность: в очередной раз убедиться в правильности выбранного пути и объединить свои усилия, понять на тот момент, что победа возможна.

Кубинская Революция сегодня – это также не единственный вызов, и даже не первый. Уже были на нашем веку славные революции, которые попытались добиться того, чего добилась Кубинская Революция, но еще не было создано всех необходимых условий, и правительства, рожденные народными движениями, были уничтожены. Самый яркий и волнующий пример этого мы видели в Гватемале Арбенса, которая была раздавлена североамериканскими монополиями. Куба тоже, как и герои 25 мая 1810 г., ни больше, ни меньше, как пример того, каким образом народ может добиться победы. И дело не в чем-то принципиально новом, не в незнакомой доселе стратегии, использованной в истории впервые, а просто-напросто в умело использованном историческом моменте и своевременно приведенной в действие революционной стратегии, объединившей все слои населения, стремившиеся к изменениям, посредством движения, сумевшего в определенный момент разгадать чаяния кубинского народа, и воплотить их в жизнь под предводительством лидера, обладающего экстраординарными качествами, как все великие предводители, которому удалось сплотить весь кубинский народ.

В той особой ситуации, в которой мы находились, ведя борьбу в Сьерре в тяжелейших условиях партизанской герильи, в полях, сплотить крестьянскую армию, сумевшую пробиться в города, присоединив к себе, таким образом, рабочий класс, и одолеть регулярную армию во многих решающих сражениях; спустившись с гор, войти в города и начать систематическое уничтожение старого порядка, начиная, естественно, с самого грозного оружия реакции, коим являлась армия, потому что не может одержать победу революция, которая не ставит для себя первейшей задачей полную реорганизацию побежденной армии, замену ее на новую армию и установление классовой власти.

Этого добились мы, и это наше достижение, это наш опыт, которым мы можем поделиться со всеми народами мира, и с особым волнением с народами Америки, потому что мы говорим на одном языке, потому что у нас одна история, и мы легко понимаем друг друга. Поэтому здесь на Кубе мы хотим передать свой опыт, конечно, не единственный – мы ни в коей мере не претендуем на то, что кубинский опыт – это единственный возможный путь для освобождения Америки – но, несомненно, очень важный. Это реальная демонстрация того, что репрессивные войска могут быть разгромлены, что народ может вооружить свой борющийся передовой отряд, научить его сражаться, громить вражескую армию, преследовать ее и, в конце концов, стереть в порошок.

Также мы можем показать здесь, как растут, как развиваются массы. Здесь можно увидеть один из самых интересных феноменов – это развитие революционного сознания.

Все мы знаем, что для свершения революции необходимы объективные и субъективные условия, и необходимо, чтобы правительство, являющееся мишенью революционных усилий, испытывало бы на себе стремительный натиск и потеряло бы способность реагировать. Объективные условия имеют место по всей Америке. Нет ни одной страны Америки, в которой бы не присутствовали в полной мере субъективные условия, и тем не менее не во всех странах они созрели.

Мы доказали, что специфические условия на Кубе, условия субъективные, созревали в ходе горячей вооруженной борьбы, что сама вооруженная борьба была катализатором, обострявшим противостояние, и именно в огне рождалось революционное сознание. Субъективными условиями мы называем осознание необходимости перемен в данной ситуации в обществе и уверенность в возможности их осуществления.

Необходимость перемен прекрасно осознают все народы Америки, а о возможности этих перемен, возможности захвата власти знают не всегда. Народ зачастую не осознает своей силы. Вооруженная борьба на Кубе вырабатывала эту веру народа в свои силы до тех пор, пока не превратила ее в уверенность достижения победы, до тех пор, пока эта вера не заставила нас идти напролом прямо на вражеские штыки, преодолевать его численное превосходство как в отношении вооруженных солдат и боеприпасов, так и современного вооружения, атаковать в численном соотношении один против десяти, и разгромить врага на всех фронтах до полной победы.

Далее наступает следующий этап, тот, который мы проходим сейчас, более сложный, возможно, более трудно достижимый, чем период непосредственно вооруженной борьбы. Еще раз повторяю: это то, что мы обязаны показать вам. На нас ответственность и моральный долг показать все как есть, не для того, чтобы скопировать наш опыт, а для того, чтобы изучить и проанализировать его.

Когда пройдет время и Кубинская Революция станет объектом изучения, а некоторые из ее участников будут возведены последующими поколениями в сан героев, тогда Кубинская Революция обретет те достоинства, которые я сейчас перечислил, а именно: то, что она стала примером для всей Америки, показав, чего может добиться вооруженный народ, когда правильно выбрана революционная стратегия, и когда осуществляется верное руководство Революционной Армией.

Естественно, в разных странах Латинской Америки существуют разные условия для борьбы. Есть страны, где все способствует партизанской войне, и страны с сильно развитым крестьянством, где более эффективным будет открытое противостояние. Есть страны, где превалирует рабочий класс, где гораздо больше городских поселений, и где практически нет условий для ведения открытых боевых действий. Мы не технические специалисты в области ниспровержения неугодной народу власти, как те, кто изучает методы подавления народного недовольства, и, тем не менее, мы знаем одну очень важную вещь: не меньше, а даже больше, чем просто вооруженный человек, стоит человек, вооруженный согласно своей идеологии, с которой он несет это оружие; и чтобы вооружиться, он должен добыть это оружие, а оно не падает с неба, не ждет брошенное на землю на повороте, - оружие находится в руках вражеской армии, в руках армии угнетателей. Чтобы добиться освобождения надо захватить это оружие, и с ним, как бы мало его ни было, отвоевать новое, и превратить маленькую армию в огромное народное войско (аплодисменты).

Простите меня, товарищи, за то, что я так упорно настаиваю на вооружении. Дело в том, что мы вспоминаем сейчас день, когда аргентинский народ проявил свое желание добиться независимости от испанского господства, и после того, как испробовать мирные формы решения вопроса, после обсуждений, дискуссий, о которых мы вспоминаем из года в год, речей испанских епископов, отрицавших независимость и обосновывавших расовое превосходство Испании, - после всего этого аргентинский народ все равно был вынужден взяться за оружие для достижения победы. Но это еще не все, товарищи, после того, как взяться за оружие и отбросить со всех границ испанскую армию, нужно было защитить завоеванную свободу Аргентины, что в свою очередь укрепило отвоеванную независимость соседних братских стран Латинской Америки. Для достижения этой цели аргентинская армия перешла Анды, внося тем самым вклад в освобождение других народов континента. Когда вспоминают о героических страницах борьбы за независимость, еще большим поводом для гордости, чем достижение независимости нашей страны и проявленное впоследствии умение отстоять эту независимость у испанской короны, мы считаем активное участие военных сил Аргентины в борьбе за освобождение Чили и Перу.

То было больше, чем альтруизм революционных сил. То была настоятельная необходимость, потребность военной стратегии для достижения победы в масштабах всего континента, когда половинчатые решения были неприемлемы. Не могло быть иного результата, чем полная победа или полный разгром революционных идей, и этот момент вновь переживает Америка сегодня. Здесь, на этом маленьком Карибском острове посреди моря, окруженная врагами, повторятся история, которую Аргентина уже однажды пережила.

Наша Революция – это Революция, которая нуждается в распространении своих идей, в том, чтобы другие народы приняли ее в свои объятия. Она нуждается в том, чтобы другие народы Америки наполнились решимостью, взяли бы в руки оружие или власть – неважно, поскольку в любом случае после того, как взять власть, нужно взять и оружие – и помогли бы нам, помогли бы нам в этом деле, которое является делом всей Америки и всего человечества, в деле разгрома врага в лице монополизма и империализма, с которым не может быть покончено, пока последний из магнатов не отправится хотя бы в тюрьму, а еще лучше - на эшафот. Борьба не может закончиться раньше. Она должна закончиться только после полного и неоспоримого разгрома империализма.

Полный разгром империализма приближается с каждым днем, с каждой битвой, в которой одерживает победу народ, в какой бы части Америки или мира она не велась. Мы так по-братски близки сейчас, так близки судьбы народов Америки в этот исторический момент, как народы Азии или Африки. Мы чувствуем такую же братскую близость с народами Венесуэлы, Парагвая или Перу, или Аргентины, как и с народом Алжира, который борется за свою независимость, как и с народами Вьетнама или Лаоса, которые каждый день теряют своих сынов в борьбе за свободу.

Все это составные части одного целого, и империализм не ошибается, когда приводит их к общему знаменателю, потому что даже когда меняется идеология, даже когда человек признает себя коммунистом или социалистом, перонистом или кем бы то ни было еще в данной стране, в любом случае есть только две альтернативы: или быть на стороне монополий, или выступать против них (аплодисменты). И всем тем, кто выступает против монополий, можно дать одни и те же характеристики, - в этом США правы. Все, кто борются за освобождение своих народов, возможно, иногда не осознавая того, борются в то же самое время за уничтожение империализма, и все мы связаны, хотя зачастую и не догадываемся об этом и дробим свои усилия из-за внутренних распрей; иногда в бесплодных дискуссиях мы забываем о необходимости единого фронта для борьбы против империализма.

Но все, кто честно борется за освобождение своих родных стран, все мы прямые враги империализма. Сегодня не остается другого варианта, чем прямое противостояние или сотрудничество. А я знаю, что никто из вас не сотрудничает с врагом, что никто из вас ни коим образом не поддерживает империализм, и что все вы решительно выступаете за освобождение Аргентины (аплодисменты), освобождение, потому что Аргентина снова закована в цепи, цепи, которые иногда трудно разглядеть, но которые с каждым днем все крепче сковывают ее. С одной стороны стоит нефть, североамериканские компании обосновываются по всей стране, старые завоевания теряются, и все это происходит медленно, как действие изощренного яда, который разъедает Аргентину, как и многие другие страны Америки.

Однако народ реагирует, и реагирует бурно на это медленное вторжение, говоря в общих чертах, которое непрерывно происходит за его спиной, когда правительства пытаются умыть руки на выборах. Бывают у них и срывы, как это случилось на последних выборах; тогда враг переходит к наглой интервенции империализма, пускает в ход всех своих марионеток и приспешников, а мы сталкиваемся с уже известной ситуацией, и в борьбу вновь включаются народные массы.

Если те, кто стоит во главе реакционных сил, достаточно хитры, они могут пустить эти волнения в нужном для себя направлении, и продолжать свою политику обмана. Если же они не так умны, или народ более бдителен, чем они, тогда есть вероятность того, что импульс, заданный массами, пойдет дальше, чем это было до сих пор, что, будет сделан необходимый шаг для того, чтобы рабочий класс пришел к власти. Возможно, рабочие и крестьяне нашей страны откроют какой-то новый путь или пойдут уже известными дорогами и разрушат уже шатающуюся власть, которая базируется сейчас на силе, на нашем разобщении, на отсутствии сознания того, что перемены возможны, что бороться можно и нужно, что народ обладает колоссальной силой и что по сравнению с этой силой враг отчаянно слаб.

Если наш народ хорошо выучит эти уроки, если не позволит больше, чтобы его обманывали, не будет допускать новых мелких стычек, которые отдаляют его от главной цели, заключающейся ни больше ни меньше как в приходе к власти, - тогда в Аргентине могут возникнуть новые условия, как те, которые в свое время родились 25 мая, ведущие к полному изменению существующего порядка. Но сегодня в условиях господства колониализма и империализма полное изменение означает шаг, сделанный нами, шаг к объявлению Социалистической Революции и установление порядка, занимающегося строительством Социализма.

В любом случае Социализм – это этап в развитии экономики, мы не можем избежать или пропустить его, хотим мы того или нет. Что мы можем сделать, так это притормозить или ускорить его наступление. Это зависит от лидеров двух борющихся сторон.

Если реакция будет умело направлять свои пушки, с умом использовать силы, нацеленные на наше разобщение и запугивание, тогда, возможно, ей удастся отодвинуть приход Социализма на многие годы. Но с другой стороны, если народ будет хорошо владеть своей идеологией, сможет выбрать подходящую революционную стратегию и правильный момент для удара, а когда этот момент наступит, бросится в бой без страха и пойдет до конца, установление революционной власти может наступить очень скоро в любой из стран Латинской Америки, и конкретно в Аргентине.

Повторится или нет исторический опыт, который начал свой отсчет 25 мая, в этих новых условиях зависит только от народа Аргентины и от его предводителей, то есть от вас, товарищи. Это означает, что на вас колоссальная ответственность, ответственность за умение бороться самим, и умение направить народ, который уже давно всеми доступными способами выражает свою готовность сбросить старые оковы и освободиться от новых, которыми ему угрожает империализм. Воспользуемся же старым примером майских событий, о котором столько говорилось, примером освободительной Революции, которая вышла за свои пределы, наполнила Америку новой идеологией, пришедшей из вне, но ставшей неразделимой с ней для того, чтобы перенести эти идеи на американский континент.

Подумаем же сейчас об Америке, сейчас, когда своего рода 25 Мая произошло в Карибском регионе, откуда в настоящее время летят революционные лозунги во все концы Америки, а Вторая Гаванская Декларация приобретает оттенок декларации о правах человека для всех народов своего времени.

Подумаем о нерушимом единстве всего нашего континента, обо всем, что нас связывает, что есть у нас общего, а не о том, что нас разъединяет. Подумаем обо всех наших сходных особенностях, о нашей одинаково перевернутой во всех странах Латинской Америки экономике, о народах нашего континента, одинаково порабощенных империализмом. Представим себе, что мы часть единой армии, которая борется за свое освобождение на каждом клочке планеты, где эта свобода еще не отвоевана. И подготовимся к празднованию другого 25 мая, уже не на этой щедрой земле, а на своей родине под новыми лозунгами, под символом победы, под символом построения Социализма, под символом будущего. (Аплодисменты).

Перевод Оксаны Цикисовой

Источник http://prometej.info/new/goloscubi/1191-gevara.html


Просмотров: 1168 | Добавил: Каршин | Теги: 1962, революция, Эрнесто Че Гевара, день рождение Че Гевары, гитары, 14 июня, куба | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]