Среда, 21.11.2018, 07:33
Приветствую Вас Гость

Каталог статей


Вера в бытийном соусе


Правильно во всех отношениях сказано: всякого человека судят по вере его. И по неверию.

Карлейль Т.

У слепой веры — злые глаза.

Лец С.Е.




Поверия и бытовая обеспокоенность тем, а что-же существует за гранью нашего эмпирического понимания- природная черта человека, как научно-образованного (в виде догм,

принципов,идей), так и незаинтересованного ни в каком обучении (на уровне бытовой веры, поверий,слухов, выдумок) При этом вторую стратегию активно используют нечистые

на руку люди. Но давайте посмотрим на всё по порядку.
 Вера бывает двух родов, вера бытийная (которую мы ещё называем бытовая уверенность, включающая утопизм,веру в конкретного человека, в партию как структуру вождя) и

вера идеалистическая (вера в общий дух, который ставит своей основой метафизические основания человеческих поступков, и основывается на главенствующей роли духа,

души,фантазма, родовых наследий).
Род веры идеалистической не зависит от бытийных оснований и преподносит нам некоторую предопределенность событий, терминов.Без возможности рассмотрения оных в

контексте реальной жизни и соотношений между событиями, поле деятельности автоматически соотносится с неким первоначальным основанием, которое верно, остальное

же(происходящее на земле сейчас) рассматривается как нечто испорченное, и живущее только постольку, что существует то самое пресловутое основание или, как говорили

некоторые советские философы желающие развеять "основательный" миф, деятельность как перводвижитель, а мы лишь проводники.

Таковы парадигмы религии, тоталитаризма, аристократии (монархии),поверий, веры в прочие подобные теории. Не сказать в этом плане что данная вера "безосновательна".

Данная вера, употребляя правильную терминологию, является
а)Точной в своих определениях, заметим, что все обряды и поверия не предусматривают отклонений, которые сразу окрещиваются ересью.
б) Не основывается на эмпирических понятиях, не является всеобъемлющим, а оценивается  и выводятся априорно в качестве соотношения с идеалом.
в) В то же время большинство понятий, являются перцептивно(заранее) выведеными из бытийного контекста, но исторически и хронологически несвязаны(Хайдегер)
г) Несут отпечаток первичного контекста, который сам по себе основательно не доказан ( "зло","добро" как категории не подвергающиеся показательно определению)

В число противоборствующих элементов данной стратегии можно было бы поставить науку и гуманизм, как рассмотрения поведенческих человеческих факторов в качестве

структурно-определяющих, устрояющих общество. Беда с первым понятием в том, что современная наука никогда опять таки не покидает бытийный контекст в своих разработках,

в основном не работает с самим понятием бытия разъяснительно,  в рассмотрении проблем будущего социума,как явления, связывающего человеческие организмы в единое целое.

В этом смысле она тоже, как и идеализм не всеобъемлюща. Наука атомарна. Проблема же второго понятия в том, что опять таки гуманистическая философия вроде как

опирающаяся на материализм реального человека, стремясь убежать от навязчивого фактора спущенной сверху истины напрочь увязла в идеализме. Если мы взглянем с другой

стороны на работы Бергсона или Дильтея, то мы увидим странную конструкцию "тотального бытия", предусматривавшего "тотальную ложь бытия", "порядок или существующее

истинны сами по себе" и на пути к свободе от давления общества вправе нарушать нормы, сами определенные обществом, по мнению же Ницше  человечество и человек по сути

своей может быть рабом или хозяином, вопрос человеческой предопределенности и конституции. Метафизика, причем основанная на тех же факторах если не религии, то

предопределения. Человек в гуманизме, нечто что опять таки в той или иной мере сравним с идеалом.
Итак, гуманизм, как и наука (в отличии от рассмотрения в диамате всей структуры общества, как непредустановленного результата классовой борьбы) в той или иной мере

отдаляются от реальности бытийного сознания, оставаясь в застывшем содержании идеального общества, которого не существовало.
Религия, как основной подвид идеализма.
Вера в Бога всегда играла свою неумолимую роль в сознании человека, как нечто разграничивающее,распределяющее дискурсы,открывающее своеобразную несуществующую роль

субьекта,лишающее человека желания решать свои  конечные проблемы, лишающее его зрения. Иногда подобная диспозиция идет на пользу,но эта польза примерно такого же

рода, как польза наркоза при операции, вопрос правда уже в том, что осознавание произошло до операции, а наркоз лишь связывает движения.При этом вера не только

отрывает людей от сиюминутной зависимости от разума в осознании своих поступков, но и лишает их навыка в этом.Религия не требует оснований для своего существования.И

таким образом дает повод для следующей мысли. Использование религии в практиках государства направлено на развитие такого вот мышления : мы думаем, что имеем перед

собой те плечи на которые можем возложить без опасений свои проблемы,на аристократию, наместников Бога на земле, даже при том, что своей роли , предусмотренной

заранее, они не осуществляют. Главным в этом псевдопонимании является символьность самостной фигуры наместника или её клеврета.

Но решаются ли насущные дела этим жестом? Проблема то как раз в том, что одним указанием на метафизические корни бытия проблема не разрешается, ситуация субъекта,

раздвоенная сущностной нечеловеческой ролью при капитализме и его бытии только усложняется, ибо мы склонны выступать агентами( в самом бытийном контексте этого слова)

глобальной справедливости, безмолвной, неартикулируемой сущности  оторванной от реалий гипотетической буржуазной идеологии(в том опять таки гипотетическом виде, в

котором она предстает каждому из нас).Если небытие той или ной вещи еще можно артикулировать посредством топологии,указании места  и вида идеологии, в котором она

может быть представлена в том или ином своем существе, то не-сущее определить понятным образом вряд-ли представляется возможным. А возможно ли без инсайда получить

знание о том, чего хочет Бог, если нет, то как следовать его воле, кроме как будучи на месте соответствующем его желанию,или высказанному повелению?
Место не-сущего это всегда место стыда, которое проявляет себя в отношении того или иного постулата в осознании своей немощи перед историей, перед смертью, которое мы

модулируем посредством сознания, в этом смысле идеалистические постулаты, ограничивая бытие, являются нашими раздражителями от которых мы бежим,  поняв бессилие

бытийного(дом-деревце,семья) , отрывающие нас от бытия,не дающие правильного направления нашему классовому сознанию, стремлению к изменениям, и  являются таким образом

самым прямым уходом в дело "несознания".

Что же касается второго, отделенного от точного познания вида стимулов человеческого сознания это бытийная вера. Она в свою очередь может быть разделена на

"прагматическую" веру, структуралистскую веру (вера в то, что правильная структура сама высечет нужный человеческий образ в граните познания), веру в позитивизм

(обоснование науки философским способом) веру в персону или партию, веру в идеологию, веру в информацию, как в панацею.

Их проявления
а)Основываются на познавательных, обобществленных понятиях, отклонения в понятии играют губительную роль для самой подобной веры
б)При этом базируются на эмпирическом, обозревательном, неглубоком контексте, дуализме, дихотомии понятийного базиса, или же наоборот отделении обособленных структур,

которые вне этого поля
в)Не пользуются аналитическим аппаратом, заменяя его на внутренние, индивидуальные моральные определители.
г)Несут отпечаток логики,которая доказана лишь в контексте узкого рассмотрения без привязки к анализу ситуации целиком.Используется система кодирования "свой-чужой".

Свой, правильные понятия-Понятия иные, не достойные рассмотрения, чужой (внутренняя цензура).


Начнем по порядку, вера в прагматику. Данный подвид веры характеризуется желанием не включаясь в борьбу за изменение общей структуры вещей, бороться за частные

установления и порядки. В каком то смысле данная вера харктеризует состояние нынешнего нигелистического субъекта, разуверившегося в нынешних латвийских партиях

кастового толка, и предпочитающего самому создавать на том поле, которое имеет в наличии некий "рай на земле". Но дело то в том, что действуя так, и не стремясь

сменить общее направление политики, он всегда "запаздывает", реагирует лишь на сложившиеся нормы и запреты, и в этом смысле оказывается для государства, как и для

остальных, неосознавших необходимость данного изменения, максимум преступником, на которого обращать внимания властным кругам недосуг. Как показал Ленин в своей работе

"Государство и революция", базисом изменения является один лишь фактор-несоответствие производительных сил и производственных отношений. Последнее шире, чем системы

управления. И включает в себя распределения и перераспределения прибавочного продукта с помощью сложных финансовых механизмов.
Так вот, изобретатели изобретают, инженеры внедряют, предприниматели придумывают новые способы организации производства (Всё из-за конкуренции), а государственная

машина и вообще система распределения не совершенствуется. А зачем? В государственной системе нет конкуренции. Элите и так хорошо, и менять это хорошо они способны

только безболезненными "точечными" реформами-симулякрами, помимо всего уничтожающими в силу своей видимости революционное кипение массы.
И постепенно вызревают диспропорции. Система управления не справляется с управлением своего объекта управления. Помимо сворачивания инфраструктуры, государственная

машина отвечает на сложившуюся ситуацию наращиванием структур влияния, бытийно нравственных установок, систем символьного, в которую они то уж точно впишутся. А именно

изменение моральной парадигмы при отсутствии смены структуры власти ( или смены властного места князьков, и замены на новых князьков) Вера в науку уже была нами

рассмотрена в прошлом разделе.
 Вера в структуру.
Данная вера  отлично реализовалась на примере идеологии позднего КПСС, и реализуется на всем постсоветском пространстве в виде ностальгии. Её приметы- выхолащивание

общего смысла марксизма, при соблюдении внешней формы, стремление "восстановить всё как было". Посмотрим на развитие данной "веры", которая возникла отнюдь не с

развалом СССР. Вначале идеологи КПСС заставляли читать выгодные строчки из Маркса "от и до", что лишало систему прогрессивной критики (замечу таковая не отменяет самой

структуры, отменяя лишь гниль в ней), а позже, приняв перестроечное обличие и вовсе создали "псевдонациональные" надстройки наподобие НФЛ,которые вовремя

сориентировавшись выбрали путь националистического государства объединив в себе всех, кто желал получить выгоду из данного процесса. Напомню историю. Народный фронт

Латвии был основан 8 октября 1988 года как всенародное движение в поддержку Перестройки на территории Латвийской ССР. Первоначально НФЛ занимал умеренные позиции и

добивался широкой политической автономии для Латвии в составе реформированного СССР и поначалу даже пользовался поддержкой русского населения. Вера в непогрешимость

структуры ,та самая которая привела ко власти Горбачёва, в дальнейшем привела людей к невозможности решения проблем собственными силами, отсутствии права голосовать для многих и быть избранным вне партийных рамок

(напомню в том же СССР был институт беспартийных депутатов). Очень большую роль в иллюзии "демократии" в Латвии создала так называемая "демократическая оффициальная"

пресса, на первый взгляд отражающая реальные проблемы населения, а по сути являющаяся легитимизатором существующей системы и проводником интересов отдельных

групп.Интересы нации (в объединении, в экономической самости) при этом были замаскированы под противостояние с другими нациями и "ура-патриотизмом"

Вера же в дихотомию так называемых "русских" партий (которые сами, без навязывания,на удивление принимают этот детерминистский принцип) и так называемых "патриотичных"

объединений на самом деле и вызвало желание НФЛ вольно или невольно спровоцировать так называемых "ярых отщепенцев" в виде например организации НБП (напомню сам г-н

Линдерман в своё время был редактором газеты НФЛ "Атмода"), которая, выступает как козёл отпущения у правящей элиты, при этом тоже играет на вере в своих лидеров, их

порядочность, не выдвигая практически никаких классовых лозунгов. Люди верят в вождей, а не в идеологию. При этом осознания целостности в идеологии нет и быть не

может. Главное-индивидуализм и неравенство, главные капиталистические посылки.

В итоге такой бытийной, низовой по своему классовому составу, вере остается только одно. Ждать, когда по мановению волшебной палочки, в отсутствии любых экономических,

прагматических,объединительных на единой экономической, моральной и политической основе выкладок (а прагматичен тут только классовый подход, чего люто опасаются

"верующие") первая вера (вера в вождей) соединится со второй (религиозной) верой на буржуазном постаменте. Вожди станут полубогами, а народ погрузится в Средневековье.

Надеюсь всё-же что мораль и прагматизм победят на данной войне, и общество поймет, какие последствия приносит данное "двуверие".
Категория: Мои статьи | Добавил: Vlad (06.10.2013)
Просмотров: 1185 | Теги: атмода, стратегия разития, социальный блок ЛР, пропаганда ценностей, нбп, вера, мораль, религия, линдерман, латвия | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]